Турникеты
Стнация Площадь Ленина
Станция Первомайская
Станция Спортивная
Станция Пушкинская
Станция Каменная горка
Станция Кунцевщина
Станция Молодёжная
Знак метро
Станция Уручье
Станция Купаловская
Станция Московская
Схема Минского метрополитена
Станция Партизанская
Депо Могилёвское
Не прислоняться!
Депо Московское


Изнанка профессии: машинист метро, который всегда видит свет в конце тоннеля

6 июня 2019 в 23:51 / Просмотров — 1 590

Что бывает, когда в метро забывают бензопилу, и есть ли жизнь в тоннелях под Минском — машинист метро рассказал все о минской подземке.

Работа в метро сложная. Именно поэтому среди машинистов минского метро нет ни одной женщины. Но на жизнь тут не жалуются. Сотрудники к своей работе относятся с юмором и всегда готовы рассказать целую стопку историй.

Машинист минского метрополитена Сергей Абрамович пояснил, каково это — всю жизнь ездить по одному и тому же маршруту и всегда видеть свет в конце тоннеля.

Проект Sputnik «Изнанка профессии» — о той части простой и сложной работы, которую не увидеть обывателю. И пусть профессионалы сами рассказывают о невидимой стороне своей работы, без наших комментариев.

Привычка зевать

Друзья в шутку говорят, что я крот. «Ну что, выбрался из своего подземелья?» — то и дело подначивают.

Под землей работать непросто. Сказывается нехватка кислорода. Если захожу в метро, сразу начинаю зевать, будь то утро, вечер или ночь. Это уже профессиональное. Конечно, работа у машинистов не сахар, напряженная и ответственная. Поэтому и на пенсию выходим на пять лет раньше.

Сергей Абрамович работает в минском метро с 2003 года

В метро две линии. На первой работают машинисты одного депо, на второй – другого. Сказать, что хочу здесь, хочу там работаю, такого нет. Хотя если появится необходимость сменить линию, то никаких сложностей тут нет. С разрешения руководителя машинист может постажироваться немножко, изучить план и профиль пути, обкататься, получить заключение – и можно перейти на другую линию.

Догоняют поезд

Больше всего мне нравится станция «Спортивная». Тихая, спокойная.

Девушек-машинистов у нас нет, потому что работа достаточно сложная и ответственная. Эмоции здесь не нужны. Человеку надо быть постоянно внимательным, держать себя в руках. Каждую секунду что-то может произойти с нашими пассажирами, особенно в час пик. Концентрация внимания должна быть достаточно большая.

Станцию «Спортивная» машинист считает самой спокойной

Пассажиры у нас в основном не слушают информацию. Сейчас же у всех телефоны, современные гаджеты. Все в наушниках. Если что-то хочешь сказать, предупредить, это слышат далеко не все.

Летят, догоняют поезд! У нас же интервал маленький — ну подожди минуту. Нет, надо бежать изо всех сил, рисковать получить травму, а потом еще и жаловаться.

Был случай три года назад. На станции «Купаловская» я сменялся и, согласно инструкции, находился на платформе возле кабины управления поезда. Летит девушка и как врезала мне в плечо — меня развернуло. Поезд двери закрыл и уехал, она не успела. Вижу: ей больно. Говорю: «Ну вот видите, и не успели, и больно». Она мне отвечает: “Если бы ты здесь не стоял, я бы успела”. То есть я помешал! (смеется) Наш пассажир, его ничем не пробьешь…

Один выходной

В минском метрополитене крыс нет. Ни одной не встретил за эти годы. У нас чистое метро не только на станциях — и тоннели по графику моют, убирают.

Работаем по шесть часов в день. Смены могут продлеваться, но максимум до семи часов. Ранние смены даются как-то проще. Я в этом плане привыкший. Жизнь закалила! До метро работал на железной дороге. Скоростное направление Брест — Орша. Если норма была 180 часов, то примерно 100 – ночных. Я когда пришел в метрополитен работать, ночной отдых для меня вообще сказкой казался. А сейчас, спустя годы, сами понимаете, человек – такое создание, что привыкает к хорошему. Становится тяжелее, тяжелее…

Забытая бензопила

Много юмора у нас на работе. От «Могилевской» до «Каменной горки» ехать 27 минут. За смену проезжаем четыре с половиной – пять кругов.

Сергею нечасто приходится ездить в метро в качестве пассажира

Мы их называем колеса, баранки. Некоторые шутят — «Поеду на полторашку». То есть на полтора круга.

Дорога в никуда. Так я называю подземный путь. Все время куда-то едешь, и это нескончаемо.

Как дожди идут, у нас зонты забывают. Дети оставляют пакеты со спортивной формой. Из необычного — кто-то забыл бензопилу, новую, в коробке. Тогда в Минске только произошла эта жуткая резня в торговом центре. Ну и шуму наделала «потеряшка».

Бывает, что люди засыпают. Случается это довольно часто, могу сказать. Старики держатся, а вот молодежь от усталости может потерять над собой контроль. Когда будишь их, пугаются: «Куда я приехал?»

Далеко не все пассажиры слышат информацию, которую передают по громкой связи в метро — многие слушают музыку в наушниках или просто сосредоточены на своих мыслях

Драка в вагоне

Пассажиры с машинистами связываются, чаще всего, если есть какие-то проблемы в вагоне. Например, кому-то стало плохо. В этой ситуации я могу вызвать диспетчера. Как правило, на следующей станции нас уже встречают.

Новогодние праздники. По связи «пассажир — машинист» на «Фрунзенской» сказали, что драка во втором вагоне. Я доложил, уже на «Немиге» милиция нас встречала. Парни вышли из вагона и уже там продолжили свои разборки. Не важно, что милиция стоит. Такая потасовка была, что еле утихомирили.

Шутки шутками, но на самом деле работа у нас ответственная. Работу машинистов тоже проверяют. У нас есть ревизоры по безопасности движения. Они могут на любой станции подсесть к тебе в поезд и понаблюдать, все ли ты делаешь по инструкции. Свои проверки проводят начальник депо или его заместитель. И премию, бывает, подрезают, если провинишься, а она у нас составляет около 40% от заработка.

Сергей Абрамович всю жизнь управляет поездами. Сначала на железной дороге, потом – подземными

Также у машинистов есть аварийные игры. Так неофициально называются контрольно-практические проверки по знаниям подвижного состава. На тренажере условно имитируется неисправность, машинист должен действовать строго согласно инструкциям и достойно выйти из любого трудного положения. Проверки проходят раз в три месяца, а если сотрудник только пришел работать, то гораздо чаще.

Трагедия минского метро

День теракта в минском метро невозможно забыть. Это трагедия в истории метрополитена, Минска и всей страны.

В тот год я работал заместителем начальника депо по эксплуатации. Поступил звонок. Звонил наш машинист. Сказал, что случилось что-то серьезное на «Купаловской». Он как раз стоял на платформе, увидел, что в вестибюле посыпалась побелка. Потом мне позвонили и уже доложили, что именно произошло…

После взрыва в метро прошло уже восемь лет, но все, кто работал в этот день, помнят его, будто вчера

Потом я был на этой станции. Картина, конечно, очень неприятная. Как и все, я искренне сожалею, что погибли люди. Горько…

Мы стараемся об этом не говорить, слишком тяжело. Даже сейчас не могу найти слов.

Надо сказать, что это страшное происшествие нас закалило и заставило быть еще дисциплинированнее. Наши машинисты – молодцы. После трагедии работали спокойно, уверенно. Никакой паники. Однако чувствовалась атмосфера утраты, трагедии. Столько людей погибло…

Как пришел в подземку

До минского метрополитена отработал девять с половиной лет на Белорусской железной дороге. Потом спустя время начал задумываться, что надо быть побольше дома, иначе сутками на работе. В 2000 году пришел на курсы переподготовки машинистов электропоездов в метро. В 2003 году перешел работать машинистом-инструктором. Потом стал заместителем начальника депо по эксплуатации. Спустя время жизнь так распорядилась, что пришлось вернуться к работе машиниста.

Одна смена машиниста метро — это четыре с половиной — пять кругов по синей ветке

Зарплата у нас по сравнению с другими работниками метрополитена выше. Но и ответственности у машинистов тоже больше.

В Советском Союзе работа машиниста, в том числе на железной дороге, считалась трудной. И платили соответственно. До армии, в 1989 году, успел поработать на Прибалтийской железной дороге. Получил единственную высокую зарплату — 412 рублей, большинство в стране зарабатывали 70-120 рублей. Сейчас условия и ситуация, конечно, изменились.

История с молодой мамой

Трагичная часть нашей работы — пассажиры, решившие свести счеты с жизнью. К сожалению, это иногда случается.

Тоннели всегда выводят на свет — работникам метро это доподлинно известно

Под мой поезд никто не попадал. Но помогать коллегам мне доводилось. Запомнился случай в 2010 году. Станция «Партизанская». Я ехал по второму пути. На первом под поезд упала молодая женщина. Мы ее достали, к счастью, на ней ни царапины. Вызвали скорую. Я взял ее телефон, чтобы предупредить родных. Муж был в шоке: «Как в метро? Я же ее буквально три минуты назад высадил возле универмага «Беларусь». Сам поехал парковаться». Потом медики стали у нее интересоваться, что да как. Выяснилось, что 3-4 месяца назад она ребенка родила. Послеродовая депрессия. Женщина сама была в шоке: «Не понимаю, зачем это сделала».

С бабушками и дедушками такого не случается. Они уже мудрые.

Поделись записью в социальных сетях: